Дмитрий Медведев обсудил с экспертами «Открытого правительства» проблемы образования

Эксперты при участии Председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева и профильных министров обсуждали новый закон об образовании и государственную программу по развитию образования до 2020 года.

Дискуссию экспертов, продолжавшуюся около двух часов, предваряла небольшая презентация и брифинг, проведенные заместителем министра образования и науки РФ Натальей Третьяк. Она рассказала о концепции и ключевых положениях нового закона об образовании, разработка которого, по ее словам, сопровождалась многочисленными консультациями с профессиональными и экспертными сообществами и «беспрецедентно широким обсуждением в интернете». К тексту законопроекта, впервые представленного на обсуждение более полутора лет назад, только в сети поступило 11 тысяч комментариев, предложений и поправок.

Законопроект, по мнению Натальи Третьяк, не только «сохраняет базовые принципы и гарантии, установленные в действующем законе об образовании», но и развивает их, предлагая «конкретные механизмы их реализации», а также лучшие практики, сложившиеся в сфере образования за последние годы.

Среди новаций Наталья Третьяк отметила положения, которые обеспечивают открытость образовательных учреждений, вводят процедуры независимой оценки качества образования, закрепляют особый статус педагогического работника (например, уровень его заработанной платы не может быть ниже среднего по экономике конкретного региона), позволяют родителям учеников оценивать деятельность образовательных учреждений. Новый закон устанавливает приоритетность инклюзивного образования для детей с ограниченными возможностями, регулирует особенности получения образования в сфере искусств, спорта, военной и правоохранительной деятельности.

Законопроект также предполагает возможность расширения образовательных траекторий, доступных учащимся, и сетевого обучения. Меняется структура программ профессионального образования. Среднее профессиональное образование, по словам Натальи Третьяк, становится «общедоступным» (при этом в новом законе отсутствует понятие начального профессионального образования). Одновременно предполагается создать центры профессиональной квалификации, где гражданин сможет пройти тестирование, чтобы доказать свою профессиональную компетентность. В новом законе предусмотрена и норма об экспериментальных образовательных режимах.

Законопроект обязывает проводить экспертную оценку последствий закрытия малоформатных школ перед принятием соответствующего решения. В то же время, считает замминистра, дети в сельских школах не должны использоваться в качестве «заложников» (встречаются ситуации, когда ради сохранения школы ее единственных учеников умышленно оставляют на второй год).

Наконец, Наталья Третьяк считает необоснованными опасения о том, что новый закон сделает образование де-факто платным. «Не знаю, почему в СМИ появился миф о платности школьного образования, — заметила заместитель министра. — Даже если исходить из принятого стандарта общего образования старшей школы, количество бесплатных обязательных часов увеличивается до 37 в неделю. Но при этом мы не закрываем возможности оказания школой дополнительных услуг, которые востребованы родителями и детьми».

Добавим, что, по прогнозам Натальи Третьяк, в первом чтении новый законопроект может быть рассмотрен Госдумой в ноябре, а его окончательное утверждение может состояться уже в весеннюю парламентскую сессию 2013 года.

 

«Стабилизация, модернизация, развитие»

Основное обсуждение законопроекта и госпрограммы по развитию образования открыл Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев. «Я даже не могу припомнить, какой еще законопроект у нас так долго обсуждался, — заметил он. — Может быть, это и неплохо, потому что речь идет об образовании, а в этой сфере, как, пожалуй, и в медицине, все считают себя специалистами. Я хотел бы поблагодарить всех, кто работал над законопроектом в последнее время, в документах были учтены самые важные и принципиальные вещи. И сегодня этот законопроект, по мнению большинства специалистов, уже готов к тому, чтобы его отправлять для дальнейшей работы в Государственную думу. Впрочем, и там предстоит провести немало дискуссий».

Позицию Открытого правительства относительно законопроекта представила директор образовательного центра «Наследие», член Общественной палаты Любовь Духанина. Признав, что действующий закон, принятый в 1992 году, был для своего времени прогрессивным и эффективным, она отметила, что уже к началу двухтысячных годов «возникло понимание, что он не может урегулировать новые отношения, складывающиеся в системе образования, и этот разрыв становится все больше».

«С нашей точки зрения, закон должен решить три задачи — стабилизации, модернизации и опережающего развития в условиях нового социокультурного и технологического уклада», — сказала Любовь Духанина. Под стабилизацией понимаются, в частности, меры по закреплению особого статуса и прав педагогов, в каких бы учреждениях (образовательных, культурных или любых иных) они ни работали. «Все педагогическое сообщество» поддерживает норму об установлении зарплаты педагогам на уровне не менее средней по региону. Однако корректнее было бы говорить об уровне не зарплаты, а ставки. Сейчас (это подтвердил и другой участник заседания, победитель конкурса «Учитель года-2011» Алексей Овчинников) в некоторых регионах средний уровень достигается лишь потому, что учителя берут повышенную нагрузку, то есть работают на полторы-две ставки.

В части модернизации закон «преодолевает разрыв между практикой образования и ее законодательным обеспечением». Однако некоторые проблемы сохраняются. Например, в значительной степени на бумаге остается «конституционный тезис о равенстве прав организаций всех форм собственности в образовании». «Возможно, это техническая ошибка, но из законопроекта пропала норма о финансовом обеспечении за счет бюджетных средств дошкольного образования в негосударственных образовательных организациях, — пояснила Любовь Духанина. — Данную норму следует вернуть».

Учтенное в законопроекте взаимодействие в образовательных сетях на практике ограничивается нормами гражданского законодательства о совместном использовании имущества, совместном финансировании и соучредительстве образовательных организаций. Законопроект, по словам Любови Духаниной, не содержит «адекватных норм», обеспечивающих доступность дополнительного образования. Эксперт предлагает рассмотреть различные варианты финансирования дополнительного образования, например, «выдавать детям сертификаты, покрывающие все или часть затрат на его получение».

Что же касается задачи опережающего развития, то законопроект, включающий механизмы экспериментальной деятельности, внешней оценки и саморегулирования образовательной сферы, мог бы быть в этом отношении более смелым. «Складывается впечатление, что государство по-прежнему не доверяет обществу, но есть признаки того, что оно не доверяет и школе, — заметила Любовь Духанина. — Мы сделали первый шаг, но нужно делать и следующий».

 

Альтернативный подход

Концепцию альтернативного, разработанного фракцией КПРФ, законопроекта об образовании представил на встрече первый заместитель председателя комитета по образованию Госдумы Олег Смолин. Он передал Дмитрию Медведеву сравнительную таблицу, сопоставляющую два законопроекта. «В ней 76 позиций, — рассказал депутат. — По 10 позициям наши мнения полностью совпадают, по 24-м мы пытаемся дать ответ на те вопросы, которые в правительственном проекте обходятся молчанием, и по 42-м мы имеем разные подходы. Иногда различия небольшие, иногда представляют полную противоположность друг другу». (Текст альтернативного законопроекта об образовании «для всех» будет опубликован на сайте «Открытого правительства» — Авт.).

Олег Смолин уверен, что необходимо, во-первых, существенно увеличить долю государственных расходов на образование (до 7% ВВП). Во-вторых, ввести налоговые льготы для сферы образования. И в-третьих, предусмотреть смешанную форму финансирования образовательных учреждений — нынешняя, подушевая, по словам Олега Смолина, приводит к резкому сокращению числа сельских школ (всего на начало 2011 года было закрыто более 20 тысяч малых школ).

«Замечательно, что в последних версиях закона появились предложения, связанные с социальными гарантиями, — продолжил Олег Смолин. — Но я поддержу коллег: приравнивать к средней зарплате по региону нужно не зарплату учителя, а ставку. Кроме того, обходится молчанием зарплата вузовских педагогов, а ведь эта тема поднималась в том числе и в статьях Владимира Владимировича перед выборами. Мы предлагаем включить в закон его предложение (не ниже двух средних заработных плат), возможно, с отсрочкой введения этой нормы в действие. Студенческие стипендии мы предлагаем привязать не к минимальной заработной плате, а к прожиточному минимуму».

Авторы альтернативного закона об образовании предлагают также заняться созданием образовательного телеканала и развивать электронное обучение и информационные технологии (необходимо организовать межведомственную рабочую группу, которая законодательно оформит принципы и доступность электронного обучения). Необходимо также смягчить школьные стандарты в плане выбора учениками профильных предметов в старших классах, сохранить начальный уровень профессионального образования, разъяснить критерии аккредитации вузов.

Отметив, что тесты ЕГЭ «в последнее время стали лучше», Олег Смолин все же полагает, что сдача ЕГЭ должна быть добровольной, как и возможность выбора обучения по «болонской» (бакалавриат и магистратура) системе или в традиционном для России специалитете.

«И последнее, — резюмировал Олег Смолин. — Есть вещи, которые даже не требуют денег. Очень непопулярна среди педагогического сообщества в последнее время трактовка образования как сферы услуг. «Если мы сейчас скажем, что образование не часть сферы услуг, а часть сферы производства, причем самая важная — воспроизводство человека, если мы скажем, что труд человека в образовании — это служение или призвание, что расходы на образование — это не бремя государства, но инвестиции, если мы вернемся к классическому пониманию целей образования, если мы в конце концов заявим, что наша цель не элитарное, но эгалитарное образование для всех, я вас уверяю, обстановка в образовательном сообществе существенно изменится».

«Очень многие позиции, которые Олег Николаевич сейчас перечислил, мне абсолютно понятны, — отреагировал на выступление господина Смолина Дмитрий Медведев. — Значительная часть из них мной просто разделяется. Но не могу сказать, что я полностью солидарен с теми рецептами, которые им предложены. Начну с общего. Ухудшается ли ситуация в образовании? Мне кажется, на этот вопрос любой разумный человек не может ответить абсолютно категорически. Она и ухудшается в чем-то, и улучшается. Все мы понимаем, что еще 5–7 лет назад в образовании было существенно меньше денег и ситуация была гораздо более сложной».

«Я после этого совещания поеду на гораздо менее приятное совещание, посвященное дележу денег, — заметил Дмитрий Медведев. — Там будет солировать уже не министр образования, а министр финансов, и речи у него будут гораздо более тоскливые. Мне придется делать довольно непростой выбор — когда ты «отрезаешь» у одной сферы, ты понимаешь, что ты не можешь добавить в другую сферу, особенно в условиях весьма сложной международной финансовой обстановки. Тем не менее мы уже провели целую серию консультаций, и большую часть предложений, которая была у Минобрнауки, я поддержал. Это все касается и зарплат профессорско-преподавательского персонала вузов. Мы сделаем все, что предусмотрено и в указах президента, и то, что на самом деле давно пора сделать. Но это будет не однократное увеличение, а, как и предусмотрено соответствующими документами, постепенное, к 2018 году. Как раз вокруг этих темпов сейчас ломаются копья, потому что министерство финансов хочет это сделать медленнее, министерство образования — быстрее. Но в любом случае мы на заявленные программные показатели к 2018 году выйдем, не сомневайтесь».

Остановился Дмитрий Медведев и на проблеме аккредитации и реорганизации вузов: «Очевидно, общее количество высших учебных заведений в нашей стране превосходит все разумные рамки. Куда нам до Советского Союза, в котором было 300 миллионов человек и 600 высших учебных заведений! Страна изменилась, она стала меньше, но в то же время тяга к высшему образованию стала гораздо более сильной. И мы не сможем уже вернуться к советскому восприятию высшей школы».

 Продолжение статьи на сайте Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики" 

×
Зарегистрироваться
Введите ваше имя*
Введите вашу фамилию*
Введите ваш e-mail*
Введите ваш телефон*
Мероприятие
Дата
Зарегистрироваться
×
Записаться на консультацию
Введите ваше имя*
Введите ваш e-mail*
Введите ваш телефон*
Записаться
×
Заказать звонок
×
Заказать звонок
×

×